Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 
  • 12:51 – Как часто вы советуетесь с узкими специалистами? 
  • 12:51 – Код в мешке 
  • 18:08 – Поляк из-за редкой болезни в 25 лет выглядит ребенком 
  • 12:51 – Стоматологи рассказали о вреде отбеливающей зубной пасты 

Неравный союз

  • 30.07.2018, 12:51,
  • 0

Интеграция бизнеса в здравоохранение неизбежна. Государство не справляется с растущей финансовой нагрузкой на бюджет, и без партнерства с частными инвесторами решить насущные проблемы быстро и эффективно попросту не удастся. Однако пока одни регионы набивают шишки, набираясь опыта в этой сфере, другие занимают выжидательную позицию и не торопятся связывать себя партнерскими узами. Во многом виной тому несовершенство правового поля.

Неравный союз
Диализные центры - один из немногих удачных примеров ГЧП в медицине | Фото: автора

Поделить пациентов

Активисты Общероссийского народного фронта встретились с коллективом стоматологической поликлиники № 2 Промышленного района Самары, чтобы разобраться в ситуации, о которой медработники сообщили в своем видеообращении к президенту страны. Дело в том, что правительство Самарской области в 2017 г. заключило с негосударственным медицинским университетом «Реавиз» концессионное соглашение о реконструкции и управлении данной поликлиникой сроком на 49 лет. В этом году в ЛПУ начал вести платный прием представитель компании-инвестора, и сотрудники стоматологии увидели в этом первый тревожный звонок. По их словам, пациентов не информируют об услугах, оказываемых в поликлинике по ОМС, и после первичной консультации прямиком направляют в частный медцентр.

«Данная деятельность никак не нарушает права застрахованных в системе ОМС, которые обслуживаются врачами ГБУЗ «Самарская стоматологическая поликлиника № 2» в соответствии с установленными плановыми объемами медицинской помощи на 2018 год», – рассказал порталу Medvestnik.ru проректор по лечебной работе медицинского университета «Реавиз» Павел Золотарев.

По мнению представителя концессионера, не должно возникнуть никаких проблем и в будущем. «Цель проекта реконструкции поликлиники – повышение доступности и качества стоматологической помощи населению, в первую очередь в рамках территориальной программы государственных гарантий за счет средств ОМС, – резюмирует Павел Золотарев. – Сохранение объемов такой помощи на уровне 2015 года – основной критерий проведения конкурса. По условиям концессионного соглашения объем помощи за счет ОМС в результате реализации проекта может быть только увеличен».

«В России интеграция частных инвесторов в государственное здравоохранение только начинается, – говорит член регионального штаба ОНФ Олег Сабанцев. – И хотя Самарская область входит в число регионов, где достаточно активно появляются инфраструктурные проекты ГЧП, не всегда приход инвестора проходит гладко. Очень важно наладить диалог и прийти к общему решению в интересах пациентов, коллектива и инвестора».

По итогам встречи в стоматологической поликлинике создана рабочая согласительная комиссия, включающая представителей всех заинтересованных сторон, которая и будет выступать площадкой для такого диалога. Также инвестору рекомендовано сделать отдельные регистратуры, чтобы развести потоки пациентов по хозрасчету и ОМС.

Без меня меня женили

Другой пример не самого гладкого партнерства в сфере здравоохранения – кардиоцентр «Клиника сердца» в Самаре. Инвестиционный меморандум был подписан в 2014 г. Приступить к работе медучреждение стоимостью 3 млрд руб. планировало в 2016-м. По условиям договора правительство региона должно было обеспечить пациентский трафик, а в случае, если госзадания окажется недостаточно для окупаемости инвестиций, – возместить инвестору недополученный доход. Данный пункт был весьма принципиален, ведь клиника рассчитана на 11 тыс. операций в год, тогда как потребность региона в его услугах – ровно вполовину меньше.

«Успех инвестиционного проекта ГЧП напрямую зависит от того, сможет ли инвестор договориться с государством относительно тарифов на оказанные услуги, – рассказывает директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. – В нашей стране есть образцы вполне успешной реализации подобных государственно-частных проектов, например, создание диализных центров. Есть и обратные примеры, когда центр по эндопротезированию в Нижнем Тагиле Владислава Тетюхина, построенный за счет частных средств, загружен далеко не полностью».

Статистика реализации проектов ГЧП в разрезе форм и отраслей общественной инфраструктуры


СГЧП – соглашения ГЧП

115-ФЗ – концессионные соглашения

Источник: Национальный центр государственно-частного партнерства

Однако «Клиника сердца» превратилась в долгострой. Говорят, это связано с судебными делами, включая уголовные, в которых фигурирует директор компании-инвестора. Вдобавок в августе 2017 г. первый заместитель прокурора Самарской области подал в арбитражный суд иск, в котором потребовал признать недействительными некоторые пункты инвестиционного соглашения. В результате текст отредактировали, и обещание партнера обеспечить клинике полную загрузку из документа убрали.

Здание готово на 90%. Но пока это только каркас без начинки, общая готовность объекта оценивается не выше 50%. Недавно власти озвучили намерение привлечь нового концессионного партнера, чтобы сдать объект в эксплуатацию в 2020 г. Врио губернатора Самарской области Дмитрий Азаров снова заговорил об использовании административного ресурса для скорейшей окупаемости проекта. По данным самарских СМИ, об этом он ходатайствовал перед президентом страны, а Владимир Путин поручил Минздраву изучить возможность маршрутизации в самарскую «Клинику сердца» пациентов из других регионов.

Впрочем, власти области, наверное, забыли, что медицинский центр находится в собственности инвестора, а концессионное соглашение может быть заключено только в отношении объектов, принадлежащих государству. Как теперь они будут выкручиваться, непонятно. (Хотя инвестор от своих планов по завершению строительства не отказывается.)

Семь раз отмерь – и не перегни

Многие регионы относятся к ГЧП с крайней настороженностью и предпочитают действовать по принципу «семь раз отмерь». Например, в Ростове-на-Дону уже несколько лет вынашивают идею передачи в концессию части корпусов Центральной городской больницы № 1. Однако как именно это сделать, пока придумать не могут. В феврале этого года сообщалось о создании рабочей группы, которая сосредоточится на разработке схемы, после чего никакой информации больше не поступало.

Горький опыт по передаче части функционала учреждений социальной сферы частным фирмам научил осторожности и власти Башкирии. Недавно глава республики Рустэм Хамитов признал, что эксперимент с аутсорсингом был плохой затеей: «Прошло шесть лет с тех пор, как учреждения здравоохранения стали переводить непрофильные услуги на аутсорсинг, но до сих проблем в этом направлении – выше крыши. Вижу, что в ряде учреждений снизилось качество питания, охраны объектов».

По словам главы Башкирии, «тема ГЧП – очень большая. С одной стороны, это управление действующими клиниками, а с другой – строительство новых объектов». На строительство новых объектов деньги в регионе есть. «Что касается управления в формате ГЧП, здесь нельзя перегибать палку, – настаивает Рустэм Хамитов. – Частник заинтересован в получении финансового результата; все остальное его волнует постольку поскольку. Мы попытаемся на одном-двух примерах реализовать ГЧП по управлению клиниками. Получится – пойдем дальше. Но глобально этот вариант мы не рассматриваем».

В подтверждение этого недавно Министерство здравоохранения республики отклонило предложение местной сети медицинских центров «Меги» о передаче в концессию корпуса крупнейшего ЛПУ Уфы. Инвестор предлагал провести модернизацию ГКБ № 21, рассчитанной на 1300 коек и ежегодно обслуживающей более 350 тыс. пациентов в 41 отделении, а также возвести на ее территории новый корпус под частный медицинский центр. Однако ведомство ответило, что вопрос передачи ЛПУ в концессию не стоит на повестке дня.

Не способствует развитию потенциала ГЧП и существующее правовое поле.

И хочется, и колется

О подводных камнях ГЧП в здравоохранении можно говорить долго. По словам генерального директора ООО «Факультет медицинского права» Полины Габай, сложности начинаются уже на этапе определения объекта соглашения о партнерстве. В законе есть четкий перечень объектов, в отношении которых может заключаться договор ГЧП. Пункт 11 – «объекты здравоохранения, в том числе объекты, предназначенные для санаторно-курортного лечения и иной деятельности в сфере здравоохранения». Но ни в одном нормативном правовом акте это понятие не расшифровано. Можно ли отнести к этой категории столовую для медицинских работников или участок по обращению с медицинскими отходами? Однозначного ответа нет.

По мнению Полины Габай, классический госконтракт не стимулирует исполнителя к оказанию качественных услуг. Главное – выиграть закупку, а дальше обязательства очень часто исполняются лишь формально. Сколько уже было историй о том, как медицинские отходы не доезжали до полигонов и «утилизировались» по дороге в лесопосадках. Отчасти поэтому государство не спешит предоставлять реальные преференции партнерам от бизнеса до выполнения всех обязательств по контракту. Это, в свою очередь, отпугивает инвесторов, которым приходится вкладывать колоссальные денежные средства в реализацию проекта при условии, что выгоду они смогут получить только через неопределенное время.

«Концессионер создает или реконструирует какой-то объект – например, клинико-диагностическую лабораторию, но никто не обещает, что на предлагаемые им услуги будет спрос и в итоге концессионер сможет хотя бы возместить расходы, не говоря уже о получении выгоды, – резюмирует Полина Габай. – Да, на бумаге существуют гарантии государства, которые могут выражаться, например, в возмещении расходов концессионера из бюджета. Но стоит ли говорить, насколько сложен механизм выплаты госсубсидий и бюджетных инвестиций на практике?  На этом проблемы не заканчиваются, но даже приведенных примеров достаточно, чтобы понять, что публично-частное сотрудничество в таких крупных проектах, как строительство, реконструкция и дальнейшая эксплуатация медицинских объектов, не очень привлекательно для частных инвесторов. Им гораздо проще взять какое-нибудь помещение в аренду и спокойно строить свой бизнес самостоятельно».

Не исключено, что в ближайшее время мы станем свидетелями внесения изменения в федеральное законодательство, которое хотя бы частично решит перечисленные вопросы и сделает партнерство между бизнесом и государством более прозрачным и по-настоящему взаимовыгодным.

ТОП-20 регионов по уровню развития ГЧП (2017-2018 гг.)


* Регионы, занявшие первое место, расположены в алфавитном порядке



Источник: medvestnik.ru
Оставить комментарий